?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Об ультраправых белых
Breviarissimus
breviarissimus

К вопросу о творческом потенциале беженцев, покинувших Россию, горящую проклятой гражданской войной. Всякой твари уехало в рассеяние по паре, паре сот тысяч или миллионов: и святые, и негодяи, и просто мимошедшие, но подхваченные ветром революции. Поэтому глупо обсуждать потенциал русской белоэмиграции, он был велик и крайне разнокалиберен. Однако, существенную часть "публичного лица" русской диаспоры составляли как раз герои фельетона А.Яблоновского (газета "Возрождение", Париж, №1148 от 24 июля 1928 г.), застывшие в убеждениях и крайне слабо считавшиеся с реальностью.


"Как говорил один генерал, "из всех городов зарубежной России", самым правым, самым непримиримым, самым твердокаменным городом считается Ницца. Её политическую позицию можно определить просто: на тысячу вёрст правее здравого смысла. Не следует думать, однако, что Ницца сама вырабатывает и сама создаёт какие-то новые идейные ценности. Она ничего не вырабатывает, но ... только пережёвывает то, что кладут ей в рот другие. Я вполне уверен, что в Ницце можно найти добрую тысячу русских людей, для которых Марков-второй является несомненнейшим и окончательным жидо-масоном. А о таких лицах, как В.В.Шульгин неприлично даже и говорить. Это не просто жидо-масон, а так сказать, жидище-масонище. В Ницце я встречал людей, которые "не очень верят" даже в отделение Польши. Как был "наш Привисленский край", так и остался... Среди этих русских "последышей" не заметно, однако, большой творческой работы. Большинство просто "ждёт". "Ждёт" что, когда совнарком рухнет, и интернационал рухнет, то всё само собой восстановится. И когда восстановится, то ... каждому в рот положит самые вкусные кусочки: одному чины, другому дачу в Сестрорецке, третьему поместье..."


В виде пояснения, к тонкому юмора автора: в Ницце, на Кот д'Азур, располагались особняки родовитейшего дворянства Российской импери и её высших чинов в отставке. Старые деньги, Рюриковичи, князья и т.п. Многие престарелые аристократы доживали здесь свой век, десятилетиями не выезжая в Россию. Поэтому русские "ниццеанцы" 1917 год особо и не приметили, разве что рента из пределов Отечества иссякла, но у большинства из них и в иностранных банках кубышка имелась, и недвижимость в Европе - посему большевики для них оставались далёким, абстрактным "злом в вакууме".  По своим же воззрениями политическим, как правильно отметил Яблоновский, господа "скалозубы" были правее стенки и здравого смысла. Карикатурные персонажи, любимая пища пропаганды Кремля, образцовые маразматики словно бы сошедшие со страниц Грибоедова. С их точки зрения даже создатель "Чёрной сотни", депутат Государственной Думы известный своим антисемитизмом, Н.Е.Марков-II мог сойти за либерального "фармазона".