Breviarissimus (breviarissimus) wrote,
Breviarissimus
breviarissimus

Categories:
  • Music:

О московском штетле

Воспоминания мамы Носика (их десятки страниц в сети, оказывается!) продолжают радовать зарисовками московско-белорусской мишпухи.
Комментировать ЭТО бессмысленно.
ЭТО - отрывок из хрестоматии начинающего антисемита.


ГЗ... после революции идиллия штетла разрушилась, и ваше семейство покинуло Белоруссию?
ВМ: Да, почти вся эта публика переселилась в город-герой Москву. Но при этом, как я осознала сравнительно недавно, штетл сохранялся. И я, например, хотя родилась и выросла в Москве, на самом деле произрастала в белорусском местечке, ибо вся моя обширная мишпоха, переселившись сюда всем составом, придерживалась своих традиционных взглядов, нравов и обычаев. Москва была очень маленькая, она помещалась в пределах Садового кольца, можно было или ходить пешком в гости или, по крайней мере, ездить на троллейбусе Б и 10. Мои дедушка и бабушка жили в Хлыновском тупике, напротив театра Маяковского, дядя Неня Марголин с семьей - на Патриарших прудах, тетя Мина - на улице Обуха. Мы жили на Спиридоновке.
ГЗ: Получилось такое местечко в центре Москвы?

ВМ: Ну да! Поскольку они переехали не по одному, а все вместе, то не особенно ассимилировались, а общались в основном друг с другом и сохранили все свои обычаи, в том числе кухню: бабушка пекла лейках, тейдлах, мама делала цимес, но я особенно любила рыбу фиш. Сохранилась еще и манера отношений, интриги: "а он сказал про нее так-то", "ты только не вздумай, чтобы они не узнали", "а как ты считаешь, что она имела в виду, когда сказала…"

ГЗ: И дальше эта еврейская идентичность у вас сохранялась?
ВМ: Понимаете, тут и вопроса-то никакого не было. Дети жили в абсолютно еврейской атмосфере, в абсолютно еврейской системе отношений. И помню, что когда мне было лет 16, я вдруг осознала, что все люди, с которыми я общаюсь, - евреи. И все мои подруги. Ничего умышленного тут не было. Это было само собой. Ты выходишь замуж, и муж, конечно, еврей. Более того, не просто еврей, а человек из твоей же мишпохи. Я помню, мы с Рашидом Мурановичем Каплановым однажды искали чей-то телефон. Я открываю свою записную книжку и читаю: Финберг, Финкельштейн… Он говорит: "Слушайте, а у вас вообще другие люди среди знакомых есть?"

Великая октябрская социалистическая революция позволила кагалу штетлу из микроскопических Рованичей оккупировать Москву и объявить себя единственными носителями культуры.
Тем не менее, признательности к сосияльному перевороту  1917 года потомки янкелей не испытывают вовсе.

С гоями не смешивались, упаси БГ.
Гасово замкнутый заповедник высоколобых, пропахший рыбой фиш и прочими местечковыми ароматами.
"Шур-шур-шур-семиотика-шломо-шмеле мальчик гений".
Хранили свято идентичность.
Андерграудили потихоньку, брезговали окружающими миллионами урусских морлоков - параллельный мир с потайной дверцей, открывавшейся на позывной "Шалом!".

Сберегли честь и коллекцию запахов XVIII века коллективно, а потом, духовным подвигом Мишки Меченого, вырвались к свету Эрец-Валинора ... однако же, почему-то регулярно возвращаются, чтобы (видимо по привычке) гадить на ненавидимую ими северную Евразию - сверху и изнутри.

Привычка - великая сила, тянет в родовые, насиженные переулки Арбата и Патриарших.
Цимес у них там был, цимес ...
"... а просто люди у вас в записной книжке имеются?"

Tags: Кусочек культурки, Ловля жЫда под кроватью, Лютый необъяснимый пиздец в квадрате, Шакалы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments