?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
О заводе Пильстрема и товарище Буссе
Breviarissimus
breviarissimus

Игра судеб и завихрения времён.
Случайно, наткнулся в интернете на вот такой дореволюционный рекламный листок.



Как мы видим чугунолитейный и машиностроительный завод шведского подданого А.А.Пильстрем имел почётное звание лауреата знаменитой Всероссийской художественно-промышленная выставки в Нижнем Новгороде 1896 года. Качество изделий, стало быть, позволяло - это была почётная награда, медалями Ярмарочного комитета гордились и, как видим, всегда отмечали их наличие в рекламных материалах. Использовали, говоря современным наречием, в продвижении товара.

Заводец существует на незалежной и поныне, как "Частное акционерное общество "Харьковский машиностроительный завод "ПЛИНФА", а в советское время предприятие носило гордое имя "Красный Октябрь" и специализировалось на выпуске оборудования (в большинстве своём - прессового) для производства кирпича и прочих керамических стройматериалов.


Теперь о том, как тема Нижнего Новгорода ещё раз проскользнула в истории быв. Пильстремовского завода.

В 1937 году, в пору, когда старые проверенные партийно-хозяйственные работники исчезали со скоростью необыкновенной, в кресло директора "Красного Октября" рухнул откуда-то сверху член партколлегии при уполномоченном комиссии партконтроля при ЦК ВКП(б) по Харьковской области тов. К.Ю.Буссе (здесь и далее использованы материалы нижегородского журналиста С.Смирнова).

Кристап Юргенович Буссе появился на свет в 1891 г. в Добельском уезде Земгалии. Из низов, член Латышской СДП, с 1913 г. чалился на каторге, потом был переведён в Питер, в "Кресты", откуда его вытащили в феврале 1917 года взалкавшие свободы революсьонные массы. Буссе, по обычаю многих латышей, вступает тут же в Красную гвардию, а в июле 1917 г. почему-то отбывает в Нижний Новгород к родственникам, кои были эвакуированы туда в 1915 г. из Риги - речь идёт о переводе в НН завода "Фельзер" (переименованного про соввласти в "Красную Этну") вместе со всем коллективом начальства и трудящихся.

Когда в октябре 1917 г. в стране запуржило по второму разу, Кристап активно впрягся в политическую борьбу в Нижнем, стал первым начальником Канавинской Красной гвардии. После создания Губернской ЧК, тов.Буссе непринуждённо очутился по правую руку от ея председателя Якова Воробьева (Зусмана), а затем был назначен начальником "летучего боевого отряда" НижгубЧК.



(Члены коллегии НижгубЧК, в центре - Воробьев (Зусман,) справа от него - Буссе).

Летом и осенью 1918 г. латышские хлопцы постоянно мотались по Нижегородчине, давя крестьянские выступления - почву которым в изобилии предоставлялась принудительной мобилизацией в Кр.армию и продразверсткой. В целом, именно латыши и вовсе неудобопоминаемые валинорцы составляли костяк карательных сил местной ВЧК: в ныне рассекреченных документах ФСБ по Нижегородской области характерные фамилии так и пестрят ... Май 1918, мятеж в с.Богородском - давили латышские стрелки; июнь - восставший Городец смирял член коллегии НижЧК Лев Розенблюм; случились волнения в с.Паново Арзмасского уезда (ныне в Шатковском р-не) против мобилизации - и тут нарисовались тт. латттыши с винтовками, сразились с гидрой контрреволюции.

Кстати, в самом Арзамасе стоял овеяннный боевой славой печально известный 5-й Земгальский латышский стрелковый полк, отведённый от Казани, где он сражался с каппелевцами, в не самом лучшем состоянии. В тамошней прифронтовой ЧК верховодил и вовсе легендарный кадр, Мартин Лацис. Вот уж о ком - без комментариев.

Так или иначе, но Гражданская война закончилась и для ЦК встал вопрос - что делать с этой мононациональной оравой ответработников специфической направленности. В нижегородской ЧК из 11 членов коллегии, к примеру, шестеро было латышами: Ансон, Буссе, Криппен, Лелапш, Мовчан, Осман. Частично, демобилизовавшиеся товарищи, говорившие по-русски с неповторимым акцентом, отбыли в 1921-23 гг. в независимую Латвию, а меньшая их часть всё-таки продолжила делать карьеру в Стране Советов.

Тов. Кристап Буссе запросился в родные латгальские пустоши уже осенью 1919 г. и его просьба была удовлетворена, его пристроили в Особый отдел Западного фронта. В 1921 г. Буссе вернулся в Нижний, где встал во главе губернской Контрольной комиссии (из госбезопасности его выкинули). Затем его перевели в КК-РКИ Иваново-Вознесенска, а с 1931 г. быв.чекист состоит в чине третьего секретаря Ивановского обкома ВКП(б). Потом К.Буссе мы наблюдаем уже на юге - секретарь парткома Южной железной дороги и, наконец, член партколлегии при уполномоченном комиссии партконтроля при ЦК ВКП(б) по Харьковской области. Именно с этой должности делегат всех съездов партии, начиная с XIII, Кристап Юргенович окончательно оказался на хоз.работе: руководить производством прессов для пром.керамики на быв. заводе Пильстрема. Хорошо, не как с Ежовым обошлись - того из НКВД на водный транспорт, словно в насмешку поставили, перед смертушкой.

За ним пришли 03 декабря 1937 года. Арест. В деле стоит особая пометка: бывший член коллегии Нижегородской ЧК не испытывал никаких илюзий относительно своих бывших коллег и проявил, в связи с этим, недюжинную прыть. Кристап Буссе покончил с собой в камере Харьковского НКВД (что уже само по себе нетривиально - таких случаев зафиксировано мало, за узниками следили). Более подробностей история не сохранила.