?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
О церкви Симеона Столпника
Breviarissimus
breviarissimus

Признаться, когда, года полтора назад, Нижегородская епархия и лично митрополит Георгий, завели речь о восстановлении порушенных соввластью храмов в нэнском Кремле, у меня была твёрдая уверенность что данный прожект умрёт на стадии согласований. Всё-таки Кремль Нижнего Новгорода - объект культурного наследия федерального значения, и новое строительство на его территории запрещено, а если и разрешается, то в исключительных случаях.

Георгий, в частности, упоминал о довольно небольшой церкви Симеона Столпника, что располагалась справа от Ивановского съезда.



Церковь Симеона-Столпника с середины XIX века часто упоминается в нижегородских источниках, в связи с тем, что она была одной из немногих единоверческих храмов (т.е. её приход состоял из прихожан официальной "никонианской" церкви, но молящихся по старому обряду).

Изначально этом месте стоял основанный опальными, сосланными новгородцами мужской Симеоновский монастырь. "Он упоминается в Сотной грамоте 1621-1622 гг. В монастыре стояла церковь Симеона Столпника, но в большой пожар 1715 г. монастырь и церковь сгорели. В 1743 г. на этом месте была построена каменная церковь, освященная при епископе Дмитрии (Сеченове). Деньги на восстановление собирали при участии самого губернатора, князя Д.А. Друцкого. С 1769 года Симеоновская приходская церковь служила храмом Нижегородского гарнизонного батальона. С 1826 по 1836 г. церковь находилась в военном ведомстве, а далее, повелением Николая I, храм перешел к единоверцам вместо Свято-Духовской церкви при Губернаторском доме. Престолов в храме было три: главный – в честь Страстной иконы Божией Матери, а придельные в трапезной, в память о древнем монастырском храме, были посвящены Введению во храм Пресвятой Богородицы (правый) и преп. Симеону Столпнику (левый). Главной достопримечательностью храма была точная копия древней иконы Страстной Божией Матери, проявившей себя чудотворениями в с. Палец Нижегородского уезда. Прихожанами Симеоновской церкви на 1914 г. состояли жители 102 домов Н. Новгорода и пригородных деревень и селений, всего 235 мужчин и 305 женщин, в основном крестьяне. После революции, по свидетельству настоятеля Михаило-Архангельского собора о. Алексея Некрасова, кремлевские храмы со 2-й половины августа 1918 г. были закрыты для богослужения. К январю 1924 г. церковь значится среди закрытых, и община названа ликвидированной. Предметы культа художественно-исторической ценности из закрытой церкви были переданы в ведение Губмузея. Саму церковь Отделу по делам музеев ГлавнаукиНаркомпроса с учета предлагается снять как не представляющую интереса с архитектурной стороны. К 1 июня 1928 г. Симеоновская церковь была разобрана – "чтобы освободить место под новое строительство".

Ниже приводятся 2 фото с удачного ракурса: историческое и современное, места где указанная церковь располагалась.

Симеона_Столпника.jpg

Симеона_Столпника_сегодня.jpg

(источник фото)

Как мы видим, откос вдоль спуска к Ивановской башне в Кремле давно уже стал частью живописного, сложившегося за последние полвека пейзажа, и мне, признаться, сложно будет представить - как впишется воссозданный храм в нынешний вариант исторической среды.

Тем не менее, читаем в местных новостях, 27.07.2018 г.: "На территории нижегородского кремля, на площадке напротив воссозданной Зачатьевской башни, начались археологические работы, которые наблюдал корр. "МК в Нижнем Новгороде". Работы ведутся под руководством Николая Грибова (институт археологии РАН). Как удалось узнать, площадку готовят для строительства храма Симеона Столпника к грандиозному торжеству 800-летию Нижнего Новгорода, кстати, проект планировки кремля со строительством храма рассматривался еще ранее, при губернаторе Валерии Шанцеве."

Также стало известно, что Управлением госохраны памятников Нижегородской области археологам был действительно выдан открытый лист на раскопки, в случае с территориями ОКН обязательно предшествующие любым строительным работам. Это означает, что Нижегородская митрополия продавила-таки восстановление церкви С.Столпника.

Проблема в том, что митрополит Георгий и его подчинённые en masse чужды всякой научной мысли, а также лишены эстетического чувства чуть менее, чем полностью. Поэтому всякое "воссоздание" и "поновление" за которое оне берутся, на выходе дают уродцев, на которые без слёз не взглянешь. "Могутно, статно и по маковку в сайдинге/вагонке". Классический пример из жЫзни горьковской епархии - Церковь Казанской божьей матери, что на спуске от Ильинке к Скобе. "В 1687 году купец Афанасий Олисов вместо древнего деревянного храма — современника событий Смутного времени - отстроил в память подвига Нижегородского ополчения кирпичную церковь. В ней было три престола: в честь Казанской иконы Божией Матери, священномученика Иоанна Воина и святителя Димитрия Ростовского." Выглядела она следующим образом:



Изящное здание, чуть "подрихтованное" уже в XIX веке, но стиль конца XVII века ощутим в полной мере. Здание тянется к небу, легко парит. Хорошо видно, кстати, что церковь была невелика. Камерная постройка.

Теперь смотрим, что именно по заказу нашенской митрополии в 2006 г. наваяла архитектурная мастерская тов.Пестова, - как новодел выглядит в реальности.



Лекала и вправду использованы классические для средневекового русского зодчества: четырёхстолпный объём, одна глава и одна колокольня. Вроде как, олисовская церква по сравнению с новостройкой сущим "модерном" кажется ... но отчего же при взгляде на современную поделку возникает такое тягостное ощущение придавленности? Грузный барабан, какое-то чувство весового излишества. "Стоит комод, на комоде - бегемот" (С). Здание выстроили изрядно крупнее, массивнее, типичный "псевдоимперский стиль". Основательный, тяжкий закос - отчасти под XVI век, отчасти даже византийщина. Но служителям культа нашим нравится. "Лепота".

Посему имеются подозрения, что и с церковью Симеона Столпника в Кремле такое "чудо" произойдет. Вместо хотя бы отдалённой реплики разрушенного храма, образ которого сохранился на многочисленных фотоснимках XIX - нач. XX веков, водрузят одесную Ивановского съезда глыбообразный шифоньер с луковкой на верхотуре. Чем сердце и успокоится.