?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
О другом Репине
Breviarissimus
breviarissimus

Эмиграция в Австралию, случившаяся после исхода белых из России, конечно, была весьма небольшой, по сравнению с признанными "столицами беженцев" - Прагой, Парижем, Шанхаем и пр. Ergo, сколь-нибудь значимые успехи русских эмигрантов 2-ой четверти ХХ века на Зелёном континенте находятся в разных "весовых категориях" с достижениями изгнанников, скажем, во Франции. В дополнение к этому фактору, сказывалась отсталость Австралии 20-ых гг. в экономическом, да и в культурно-общественном разрезе. Как писал историк А.Н.Кравцов в работе "Русская Австралия", "Здесь русским эмигрантам, даже самым культурным и образованным, приходилось приниматься за самую тяжелую физическую работу, чтобы хоть как-нибудь устроить свою жизнь и обеспечить свою семью. Нужно также принимать во внимание, что в 1920-е гг. весь мир переживал экономический кризис, депрессию, при которой найти работу, даже самую низкооплачиваемую, представлялось весьма затруднительным." Тем не менее, люди как-то устраивались, приживались и  усилия русских эмигрантов, помимо элементарного получения хлеба насущного, обогатили не только их самих, но и культурную и экономическую жизнь Австралии, давшей приют апатридам на миллионах своих, почти пустых тогда, квадратных километров.

Бытовая жизнь в Австралии имела свои дополнительные препятствия для устройства русских на работу. Из письма казака, работающего в штате Квинсленд, своему другу в Харбин: "Охрана труда находится под защитой Рабочих союзов, которые играют доминирующую роль в строительстве молодой страны (особенно в штате Квинсленд), широко распространяя свои экономические функции. Все рабочие состоят членами таких союзов. Каждому члену за полтора фунта выдается годовой билет. Без билета нигде не дадут ни службы, ни работы. Если хозяин принял на работу безбилетного, он подвергается штрафу от 50 фунтов и выше. Профсоюзы же против приема иностранцев, их первыми увольняют и в случае сокращения". Кроме того, особо коварная "засада" заключалась в том, что  дипломы русских вузов Австралией не признавались вплоть до второй половины 40-ых гг, в отличие от Франции - где со скрипом, но русский диплом подтверждал квалификацию эмигранта  (исключение - врачебная практика), или Латинской Америки, где обладатели таких дипломов просто были на вес золота и русских принимали на работу, к примеру инженерами или путейцами, "на ура". Играло свою негативную роль и общее состояние тяжёлой (и не только) индустрии Австралии, пребывавшей в зачаточном состоянии, а потому многие специальности беженцев оказались невостребованы ... конструктор рубил тростник на ферме, капитан дальнего плавания вынужден был стать простым матросом и т.д. Примеров подобного вынужденного "дауншифтинга" в русской диаспоре Австралии тех лет - масса, и с годами ситуация (в отличие от Европы) не выправлялась.

Из их числа и судьба героя нашего рассказа, Ивана Дмитриевича Репина, бывшего горного инженера на шахтах Донбасса, ставшего хозяином сети культовых, как бы сказали сейчас, кофеен в Сиднее. Ниже изложена история человека, познакомившего широкий круг австралийцев с европейской традицией употребления кофе, и тем вошедшего в культуру Австралии. Цитируется в переводе по "Австралийскому биографическому словарю":


Иван Дмитриевич Репин (1888-1949), владелец кофеен и импортёр кофе. Родился 5 января 1888 года в Новгородской губернии, Россия, в семье Дмитрия Ивановича Репина, занимавшегося речной торговлей на Шексне, и его супруги Марии Павловны. Иван учился в Горном институте в Санкт-Петербурге. В этом же городе 21 апреля 1913 г. он женился на Александре Михайловне Хризонопуло, приехавшей в столицу из Крыма. В браке у них родилось два сына и две дочери. И.Д. работал в Донецком угольном бассейне на Украине, когда вспыхнула революция 1917 года; он бежал на Урал, а затем во Владивосток.

Отплыв из Шанхая с женой, двумя дочерьми и братом Петром, Репин высадился в Сиднее 12 октября 1925 года ... Жизнь была нелегкой: он работал таксистом, а позже приобрёл в собственность автобус. В сентябре 1930 года И.Д. открыл закусочную на ул.Кинг-Стрит, д.152. 11 декабря того же года получил гражданство Австралии. ... К 1934 году на Кинг-стрит и Питт-стрит у Репина было уже два магазина, а на Маркет-Стрит - ещё один. В 1937 году он перенес один магазин с Питт-Стрит на Джордж-стрит и открыл "Repin's Quality Inn" в д.108 по Кинг-Стрит. Дуглас Аннан (Douglas Shenton Annand, 1903-1976, - знаменитый в Австралии дизайнер и художник - прим. breviarissimus) оформил интерьеры кафе-бара Репина на ул.Питт-стрит, д.175; а с 1941 года там же был открыт элитный лаунж-ресторан.

Многие эмигранты из Европы радовались чашке настоящего кофе вместо того слабого "белёсого отвара", который тогда выдавали за кофе в Сиднее. Во время Великой Депрессии работодатели, которые уже не могли позволить себе съемные офисы, стали встречаться со своими сотрудниками у Репина в заведении на ул.Питт-стрит, чтобы ознакомиться с почтовой корреспонденцией, которую они забрали с почтамта. Заведения "Repin's" стали важной частью коммерческой жизни города - именно там начинающие бизнесмены придумывали свои предприятия и обзаводились друзьями.

И.Д.Репин посещал Соединенные Штаты Америки дважды, в 1935-36 и 1938-39 гг., чтобы побольше узнать о кофейном бизнесе и занимался вопросами улучшения его "блендов". Во время Второй мировой войны американские военнослужащие покровительствовали его заведениям. В конце 1940-х годов клиенты "сидели в тесноте в кабинках с тяжелыми высокими темными деревянными панелями, разделяющими каждый стол", беседуя за хорошим кофе или чаем с закусками, такими как вафли и тосты с изюмом. В кафе на ул.Кинг-Стрит "присутствовал дух кусочка Европы, в основном потому, что он часто посещался европейскими, любящими кофе интеллектуалами", такими как Джордж Мюнстер, Евгений Каменка и Джордж Мольнар. Репин в начале 1930-х годов начал жарить кофе непосредственно в своих заведениях и продавал свежемолотые зёрна с прилавка. В 1948 году обжарка кофе была централизована, построены склад готовой продукции и фабрика в Дарлингхерсте.

Со временем Репин приобрел недвижимость на ул.Белвью-Хилл (где он жил), ул.Лейн-Коув, ул.Палм-Бич (два дома) и в Паддингтоне. И.Д. любил фотографировать и кататься на лодке. ... умер от кровоизлияния в мозг 20 июня 1949 года в шотландской больнице Паддингтона, был похоронен на кладбище Botany по русскому православному обряду.

Кофейни "Repin's" принесли в Сидней, где в основном пили чай, немного изысканности, характерной для Санкт-Петербурга и старой России. Они были антиподами "русских чайных" Нью-Йорка, где наоборот, подавали кофе, а также могут считаться предшественниками "итальянских эспрессо-баров" в Австралии. Уже спустя десятилетия после смерти Репина бывшие его клиенты с любовью вспоминали его кафе.


На самом деле, авторы биографии Репина несколько ошибаются в последовательности мест работы Ивана Дмитриевича: "Убедившись, что его диплом не признают, И.Д.Репин съездил на север Квинсленда, где ему не понравилось, вернулся в Сидней и решил открыть своё дело: купил автобус для обслуживания пассажиров на длинную дистанцию. Оказалось, что одного автобуса не хватало, требовалось купить ещё два. Хорошо, что знакомые предупредили его, что это автобусное дело переходит в государственные руки. Тогда, продав автобус, он купил такси, но беда была в том, что на стоянках таксисты-австралийцы прокалывали ему покрышки и называли его "дёрти форенер" ("грязный иностранец"). В то время в Австралии был экономический кризис, правительство перестало выдавать новые номера на такси, и И.Д.Репин смог продать своё такси за хорошую цену." (источник). Согласитесь, зарисовка нравов яркая и положение дел для русских в таксистском бизнесе Австралии было иным, нежели в Париже, "прибить могли запросто", дикие нравы.

В дальнейшем, деньги от продажи таксомотора пошли, по решению семейного совета, на съём помещения в самом центре Сиднея и обсустройство кофейни. Кофе там - совершенная экзотика для Австралии нач. ХХ века - варилось из молотых свежеобжареных зёрен. Открытие заведения случилось в сентябре 1930 г. "Sands Directory - адресная книга города 1931 года - уже имеет запись J. (John) Repin, refreshment rooms, 152 King St." "Идеальное место расположение кафе в центре города через дорогу от Верховного суда, в непосредственной близости от Martin Place и правительственных зданий на Macquarie Street, дало о себе знать. Предприятие Репина вскоре стало успешным и он расширил свою деятельность." В своей бизнес-модели Репин явно опирался на американский опыт, когда минимальная цена обеспечивает обслуживание в стиле "чистенько и быстренько". "В то время, когда большинство людей пили чай, Репин подавал кофе по 3 шиллинга за чашку, со сливками, налитыми в маленький горшочек или, для тех, кто мог позволить себе дополнительные 3 шиллинга, кофе-по-венски со взбитыми сливками сверху".

К сожалению, практически весь сиднейский Сити был уничтожен в ходе перестройки в 70-ых гг., поэтому зданий, где располагались кофейни Репина не сохранилось. Однако, старые фотографии позволяют нам окунуться в атмосферу тех лет, когда "англо-центрические тенденции в культуре общественного питания уступили место европейскому влиянию; этот процесс постепенно начинался в 1930-х годах с кофеен Репина." (источник).


Набор посуды, использовавшийся в "Repin’s Coffee Inn" (ссылка на источник фото была приведена выше).




Два фото с улиц Сиднея (источник).

Уличные фотографы - особый бизнес в Австралии 30-ых.
"Уличные фотографы в центре Сиднея в 1930–1950х годах были обычным явлением. Конкуренция была большая. Десятки уличных фотографов, работающих в разных уголках Сиднея в любой день, были вооружены ручными легкими 35-миллиметровыми камерами. Среди них было много фотографов-любителей и бывших военнослужащих, вернувшихся с войны, которые в конечном итоге стали фотографами, чтобы материально поддержать семью. Фотографы быстро и часто незаметно снимали свои объекты. Люди даже и не подозревали, что их фотографируют. Затем следовала продажа. Клиенту передавали специальную карточку, по которой он мог забрать свою фотографию на следующий день в фото-киоске. Цена была доступна всем."

На заднем фоне, если снимки делались в Сити Сиднея, репинские кафе попадаются достаточно часто, что очень показательно.


Упаковка (жестяная банка) вакуумированного кофе "Repin's", 1948 г. (источник).


Рекламная визитка кофеен Репина, с "доп.меню".


Ещё одна рекламка кофеен И.Д.Репина.


Захоронение И.Д.Репина на кладбище "Ботани".

"Здесь на этом кладбище, на этом участке, только тело Ивана Дмитриевича было предано земле. Нет с ним его любимой жены. Она умерла в апреле 1986 года на 95-ом году жизни и была кремирована. Через год в 1987 году умрет их дочь Стелла (на 70-ом году жизни) и тоже будет кремирована. Стелла Ивановна была замужем за Константином Михайловичем Хотимским (1915-1990), большим библиофилом и, пожалуй, первым серьезным исследователем русского присутствия в Австралии." (источник).

P.S. Подозреваю, что данная публикация будет интересна тов.p_syutkin



  • 1
Вроде и текст простой, а не все просекаю. Одного сына, похоже, они потеряли. Что не удивительно. Из Шанхая, надо понимать, выехали с девочками и сыном Петей.

"In that city on 21 April 1913 he married Alexandra Michaelovna Hrisonopoulo, who came from the Crimea; they were to have two sons and two daughters. He was working in the Don basin in the Ukraine when the 1917 revolution broke out; he fled to the Urals, and then to Vladivostok.

Sailing from Shanghai with his wife, two daughters and brother Peter

RE: and brother Peter

Нет, вижу, что сына звали Георгий. А брат Петр в тексте уже не появляется.
Но вот что кажется странным.
Дети появились, похоже, один за другим (если все родились в России.) А на фото, девочки выглядят значительно старше своего брата.

Акселератки, девчонки. Хорошее австралийское питание, климат.

Акселератки, девчонки

Я бы предположил, что мальчик родился уже в Австралии.

  • 1