?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
О радионимфе
Breviarissimus
breviarissimus

Любопытная заметка попалась в правоэмигрантской русской газете "Возрождение", выходившей в Париже.
См. № 4064 от 06 февраля 1937 года.
Из разряда "курьёзы", но познавательно.
По крайней мере, доселе эта информация мне не встречалась нигде и, похоже, рунет вовсе не в курсе.



Пошарив на зарубежных сайтах, удалось откопать фото сего "Radiomonument", действительно возведённого в память о 1-ом радиомосту "Эйндховен - голландская Ост-Индия", то бишь Индонезия.
Церетели обрыдается, истинно вам говорю.
Только не пугайтесь, а детей лучше убрать от монитора.



Зачем же так орать?
До Ост-Индии докричаться пытается, знать.
"Эй, в Джакарте, матьвашу!!! Отзовииись!"

Авторство памятника принадлежит скульптору Альберту Термоту (1887-1978) и архитектору Дирку Розенбургу (1887-1962) из Гааги. Сам конкурс был объявлен ещё в 1929 году, но процедура выбора победителя изрядно затянулась.

08 июня 1933 года комитет согласился разместить скульптуру в парке Stadswandelpark на холме, рядом с домом хранителя парка, но понадобились ещё длительные согласования, пока, наконец, 28 ноября 1936 года монумент не был открыт при участии принцессы Юлианы из королевского дома Нидерландов. Она прибыла в Эйндховен в честь этого события вместе со своим женихом, принцем Бернхардом, который заложил в тот же день первый камень в обсерватории доктора А.Ф.Филипса (одноименную корпорацию теперь хорошо знают во всём мире).

Исследователи отмечают, что концепция и формальный язык памятника в стиле ар-деко, безусловно, являлись инновационными на тот момент. Пресса ехидно констатировала, что после открытия памятника, жители Эйндховена и гости города не сразу с энтузиазмом восприняли эту "горизонтальную нимфу с широко открытым ртом и раскачивающимися волосами". По мнению тогдашних европейских искусствоведов, статуй получился "немного монументальней, чем следовало бы" и его крупный объём "скорее препятствует предполагаемому быстрому темпу", символизирующему мгновенные радиосообщения, "...а не подчеркивает его".

Однако человек, как ведомо, не блоха и привыкает решительно ко всему. За истекшие восемь десятков лет эйндховенцы притерпелись к летящей по волнам эфира, вопиющей в пространство даме, почитая её теперь одним из символов родного города.