?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
О либерализме: взгляд из 1925 года
Breviarissimus
breviarissimus

К вопросу о захороненном автократором "либерализме". Вождь нации выкинул либерализм на свалку истории, но проблема в том, что сам термин "Л" для широкой общественности настолько замыт, затёрт и дискредитирован, что даже далеко не все люди с хорошими лицами внятно могут объяснить - что же такое представлял из себя покойный?

Читаем парижскую газету "Возрождение", №8 от 10 июня 1925 года. Только что основанный печатный орган право-монархической части русской белой эмиграции вынужден был огласить читателям своё кредо. Таковое было поименовано как "либеральный консерватизм", что потребовало пояснений для аудитории. В результате, на свет появилась редакционная статья, по прочтении которой проясняются некоторые аспекты  восприятия термина "либерализм" русской образованной общественностью.



Пусть и с поправкой на 100 лет разбега во времени и учитывая антикоммунистический бэкграунд автора (скорее всего статья вышла из-под пера  П.Б.Струве) - текст, тем не менее, актуальности не потерял. Рекомендуется всякому интересующемуся историей либерализма в России.


То недоумение, с которым встречено словосочетание "либеральный консерватизм", принятое нами в качестве сжатой характеристики нашей идеологической позиции, служить лучшим доказательством того, в какой мере настоятельна потребность всмотреться и вдуматься в ходячие клички "либерализм" и "консерватизм".


Многие полагают, что либерализм и консерватизм логически взаимно исключаются. Это мнение просто неверно. Консерватизм есть установка политического сознания, окраска политического мировоззрения, основная сигнатура всего подхода к жизни. "Консерватизму" логически противостоит радикализм. Консерватор опирается на такую предпосылку: то, что искони есть и отстоялось, должно оставаться, потому что в нём заложено доброе начало. Отсюда принципиально бережное охранительное отношение к исконно существующему, пиетет к истории, любовное уважение к быту. Радикал говорить: по таким то и таким соображениям должно быть так, а если в жизни обстоит иначе - это вредный, и во всяком случае безразличный фактор, - долой его. Консерватор, напротив, говорить: отцами завещан родной, почитаемый нами уклад жизни, это наш быт; он нам дорог, как таковой; мы в нём и он в нас. И потому всякое политическое действие подлежит оценке не как таковое, с каких либо общих точек зрения, а первее и прежде всего в сопоставлении с любовно оберегаемым укладом жизни. Консерватизм есть возведенная в принцип "почвенность" и осознанное почитание отцов. Радикализм есть принципиальное отрицание исторической почвы и мерное доктринерское презрение к отцам. В пределе противоположение консерватизма и радикализма есть противоположение истории и утопии. Недаром слово "утопия" даже терминологически отвечает слову "беспочвенность".

Либерализм, если брать это слово таким, каким вошло оно в историю политических идей в начале XIX века, есть обобщающая формула определенного политического направления, которое основной ценностью признаёт личную свободу и прежде всего свободу хозяйственного самоопределения. Свобода личности от государства вот лозунг либерализма; все остальное подчинено этой верховной цели и носит служебный характер. Средством, а не целью является и народное представительство: оно имеет задачей оберегать личную свободу граждан от покушений власти. Таково содержание раннего либерализма, нашедшего классическое выражение в учениях Бенжамэна Констана. И если вообще либерализм не бессмысленное слово, а понятие, имеющее определенный терминологический и исторически оправданный смысл, то никакого другого содержания в него вложить нельзя. Либерализм есть политическое направление, высшею ценностью признающее личную и, прежде всего, хозяйственную свободу. Совершенно естественно, что либеральная программа и консервативное мировоззрение могут и сходиться и расходиться. Истинный либерализм носил отчетливые черты радикализма: он противопоставлял себя историческому укладу унаследованных от средневековья сословных привилегий и тяготеющей над личностью опеки полицейского государства. Современный либерализм охраняет одухотворенный идеей личной свободы правовой строй. Современный либерализм консервативен и не может быть иным. В современных условиях либерализм противопоставляется не консерватизму, что просто было бы нелепо, а социализму. Всякий современный либерал есть консерватор, противопоставляющий себя социалистическому радикалу - иначе он либерал лишь по словесному недоразумению.

Вся история русской интеллигенции получает новое освещение под углом зрения этих простых мыслей. Горе наших консерваторов было в том, что они не хотели и не умели быть либералами, что они в охранительстве шли так далеко, что приносили ему в жертву начало личной свободы. В результате они попадали в объятия к социализму, в его примитивно-народническом варианте: крестьянский коллективизм, крестьянское "право на землю" оказалось ядром русского консерватизма! Либеральный консерватизм, представленный долгое время лишь одинокими фигурами Вернадского, Бунге, Пихно, В.Н.Чичерина начал делать историю - в резком конфликте с общественным мнением - лишь в лице Столыпина. Напротив, русский так называемый либерализм отталкивался не от своего социализма, а от консерватизма, которого считал своим врагом Наш либерализм находился в постоянном союзе с социализмом, являясь неотрывным от него крылом: "правым" лишь по умеренности тактической позиции и "буржуазным" лишь по личному составу. Такими были "Русские ведомости", в классическую свою эпоху до 1905 г.

Ясный лишь в своих отрицательных позициях, русский либерализм был смутным и смущающимся в своём положительном содержании. Русский либерализм воспринял правовые формы запада, как антитезу самодержавия, но не воспринял их исходного идейного наполнения. Русский либерализм боролся с самодержавие за правовые формы, рождённые в борьбе за личную свободу, но идейно шёл в хвосте социалистического радикализма. Эта идейная выхолощенность русского либерализма предопределила ему роковую роль - быть авангардом социалистического похода против либерально-буржуазного уклада жизни.

Из всего сказанного ясно, что сочетая слова "либерализм" и "консерватизм" мы выдвигаем целую программу, к раскрытию которой мы еще неоднократно будем возвращаться. "Либеральный консерватизм" не пикантное словечко и не случайное и внешнее словосочетание, покоющееся на непонимании основных политических антитез или проповедующее идеологическое примиренчество; это сжатая формула, провозглашающая личную свободу тем устоем жизни, который как высшую ценность мы будем отстаивать от наседающего на европейскую культуру коммунизма.


Собственно "правый", русский консервативный либерализм действительно умер вместе с последними представителями первой волны эмиграции. После развала СССР на 1/6 части суши забурлили самые разнообразные политические движения: по периферии быв. империи преобладали и до сих пор держат шишку "радикалы" (как правило местечково-националистического толка), а в современной РФ вылупилось и погребло под собой прочие идеологические течения карикатурное умертвие, рядящееся в обноски московских царей и черпающее мудрость из осифлянских писаний XVI века пополам с "Кратким курсом истории ВКП(б)" 1938 г. издания.  В свою очередь, силы, оппозиционные молоху, имитирующему монархию, в массе своей исповедуют "либеральный радикализм", имеющий своими учителями скорее Мальтуса, чем Гоббса, и немножечко пахнущий кожанками чекистов-1919.

Посему неудивительна реплика  темнейшего светлейшего августа - подобная форма жЫзни либерализма и в самом деле может быть достойна мусорного ведра, но с точки зрения наблюдателя, равноудалённого от борьбы за умы расеянов, чума просто обязана поразить оба дома. Ибо ведут они нашу истерзанную Родину в пропасть безвремёнья, в идейную пустоту, за которой неминуемо наступит вполне материально ощутимый распад государства и конец русского народа.



  • 1
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категориям: Общество, Политика.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.

Нацлидер был прав, хотя возможно, что он сам не понял, до какой степени прав. А вот товарищ Струве заболтал проблему, что вообще характерно для марксистов.

Либерализм -- это отношение к господствующей / традиционной религии, точнее полное её отрицание. Европейский либерализм начинался как антирелигиозное движение, таковым он остается до сих пор. Все прочие различия "либерализмов" вторичны, поэтому нельзя найти особо глубоких отличий между современным европейским либерализмом, национал-социализмом и советским социализмом.

Тезис о "смерти либерализма" -- это признание того, что любой режим, утверждающий отделение религии от государства, морально несостоятелен и политически неустойчив. Это отнюдь не открытие америки, то же самое писали в 19-м веке, например, К. Н. Леонтьев.

  • 1