Category: искусство

Breviarissimus

О культурном событии

Новости необъятной державы.
Восток - дело тонкое.



"... в поселке Улан-Хееч Яшкульского района состоялось торжественное открытие памятника Чингисхану. ... на сегодня это единственный в России памятник величайшему монгольскому полководцу, основателю и первому хану Монгольской империи. ... решение об установке мемориального комплекса Чингисхану было принято на одном из собраний племзавода "Улан-Хееч". Воплотила в жизнь эту идею Баирта Базырова, под руководством которой художники создавали памятник. Устанавливался комплекс на средства племзавода. Высота памятника составляет четыре метра, его вес – около 2,5 тонн. Дополняют комплекс статуи четырех воинов – представителей ойратских племен, которые держат трон Чингисхана, а позади полководца установлены флагштоки."

Потрясатель вселенной выглядит не вполне аутентично: в китайских хрониках Темучжина называют "стеклянноглазый".
Он был блондином со светлыми глазами ... а у статУя явно тюркский анфас.
Промахнулся ваятель чуток.

Breviarissimus

О рекламной продукции горьковских речников

Седая древность, практически.
Когда Волга ещё не перестала быть рекой в подлинном смысле этого слова ... про Оку и вовсе речь молчит.

Плакат Волжского речного пароходства.
"Совершайте прогулочные поездки за город. Дневные и вечерние"
Художник А.К. Сонин. М.: Издательство "Речной транспорт", 1961.



Произведение искусства!
Из содержания плаката можно понять, что прогулочные суда ходили (туда/обратно) на Бор, в затон "40- лет Октября", что чуть ниже Бора по Волге, а также вверх по реке, в Сормовскую сторону, к устью речушки Дрязги.
Впрочем, рейсы "фильянчиков" на Дрязгу, к радости сормовичей увлекающихся рыбалкой, существовали вплоть до самого недавнего времени. 
Убила внутригородское речное сообщение администрация лысого носорожка Ксаверия Пафнутьича, посчитавшая дотации пароходству слишком накладной для бюджета области обузой.
Сучьи дети, пардон май френч

За наводку спасибо тов. sipson огромное.  
Breviarissimus

О радионимфе

Любопытная заметка попалась в правоэмигрантской русской газете "Возрождение", выходившей в Париже.
См. № 4064 от 06 февраля 1937 года.
Из разряда "курьёзы", но познавательно.
По крайней мере, доселе эта информация мне не встречалась нигде и, похоже, рунет вовсе не в курсе.



Пошарив на зарубежных сайтах, удалось откопать фото сего "Radiomonument", действительно возведённого в память о 1-ом радиомосту "Эйндховен - голландская Ост-Индия", то бишь Индонезия.
Церетели обрыдается, истинно вам говорю.
Только не пугайтесь, а детей лучше убрать от монитора.

Collapse )

Breviarissimus

О другом Репине

Эмиграция в Австралию, случившаяся после исхода белых из России, конечно, была весьма небольшой, по сравнению с признанными "столицами беженцев" - Прагой, Парижем, Шанхаем и пр. Ergo, сколь-нибудь значимые успехи русских эмигрантов 2-ой четверти ХХ века на Зелёном континенте находятся в разных "весовых категориях" с достижениями изгнанников, скажем, во Франции. В дополнение к этому фактору, сказывалась отсталость Австралии 20-ых гг. в экономическом, да и в культурно-общественном разрезе. Как писал историк А.Н.Кравцов в работе "Русская Австралия", "Здесь русским эмигрантам, даже самым культурным и образованным, приходилось приниматься за самую тяжелую физическую работу, чтобы хоть как-нибудь устроить свою жизнь и обеспечить свою семью. Нужно также принимать во внимание, что в 1920-е гг. весь мир переживал экономический кризис, депрессию, при которой найти работу, даже самую низкооплачиваемую, представлялось весьма затруднительным." Тем не менее, люди как-то устраивались, приживались и  усилия русских эмигрантов, помимо элементарного получения хлеба насущного, обогатили не только их самих, но и культурную и экономическую жизнь Австралии, давшей приют апатридам на миллионах своих, почти пустых тогда, квадратных километров.

Бытовая жизнь в Австралии имела свои дополнительные препятствия для устройства русских на работу. Из письма казака, работающего в штате Квинсленд, своему другу в Харбин: "Охрана труда находится под защитой Рабочих союзов, которые играют доминирующую роль в строительстве молодой страны (особенно в штате Квинсленд), широко распространяя свои экономические функции. Все рабочие состоят членами таких союзов. Каждому члену за полтора фунта выдается годовой билет. Без билета нигде не дадут ни службы, ни работы. Если хозяин принял на работу безбилетного, он подвергается штрафу от 50 фунтов и выше. Профсоюзы же против приема иностранцев, их первыми увольняют и в случае сокращения". Кроме того, особо коварная "засада" заключалась в том, что  дипломы русских вузов Австралией не признавались вплоть до второй половины 40-ых гг, в отличие от Франции - где со скрипом, но русский диплом подтверждал квалификацию эмигранта  (исключение - врачебная практика), или Латинской Америки, где обладатели таких дипломов просто были на вес золота и русских принимали на работу, к примеру инженерами или путейцами, "на ура". Играло свою негативную роль и общее состояние тяжёлой (и не только) индустрии Австралии, пребывавшей в зачаточном состоянии, а потому многие специальности беженцев оказались невостребованы ... конструктор рубил тростник на ферме, капитан дальнего плавания вынужден был стать простым матросом и т.д. Примеров подобного вынужденного "дауншифтинга" в русской диаспоре Австралии тех лет - масса, и с годами ситуация (в отличие от Европы) не выправлялась.

Из их числа и судьба героя нашего рассказа, Ивана Дмитриевича Репина, бывшего горного инженера на шахтах Донбасса, ставшего хозяином сети культовых, как бы сказали сейчас, кофеен в Сиднее. Ниже изложена история человека, познакомившего широкий круг австралийцев с европейской традицией употребления кофе, и тем вошедшего в культуру Австралии. Цитируется в переводе по "Австралийскому биографическому словарю":

Collapse )

Breviarissimus

О подарке нижегородцев бурам

Создатель и многолетний лидер театра "Летучая мышь", острослов и непревзойдённый конферансье, кавалер Ордена Почетного Легиона Никита Балиев (Мкртич Балян, 1877-1936) рассказывает о своих впечатлениях от гастролей в Южной Африке; дело происходило в 1928 г. В числе прочего, Никита Федорович вспоминает и о таком неожиданном сюжете.


"Вообще, в Южной Африке сильно русское влияние. В музее бурской войны мы увидели в витрине блюдо работы Хлебникова с надписью: "От дворян Нижнего Новгорода - благородным бурам, в знак благодарности за борьбу против гордых бриттов". Подумайте только, какие были отзывчивые дворяне новгородской губернии!"

Почерпнуто из публикации "Балиев репетирует", автор интервью -  парижский корр. газеты "Сегодня" (Рига, 17 мая 1933 г.) Андрей Седых.

Collapse )

Breviarissimus

О неизвестном портрете Бугрова

Читаю в архиве "The European Library" номер № 185 рижской газеты "Сегодня" от 01 июля 1935 г.  И в нём обнаруживаю, неожиданно, небольшой фрагмент воспоминаний академика живописи С.А.Виноградова (1869-1938).

Для начала, небольшая биографическая справка. Виноградов Сергей Арсеньевич - русский живописец-реалист, передвижник, один из основателей Союза русских художников. Родился в 1869 г. в поселении Большие Соли Костромской губернии, в семье сельского священника. В 1885-1889 гг. учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, где его преподавателями были В.Е.Маковский, И.М.Прянишников, В.Д.Поленов. В 1889 г. брал уроки в петербургской Академии художеств у Б.П. Виллевальде и К.Б. Венига. Виноградов участвовал в выставках Московского товарищества художников, художественных объединений "36 художников" и "Мир искусства". В 1898-1913 гг. преподавал в Строгановском художественно-промышленном училище в Москве, кроме того он занимался преподавательской деятельностью в Харькове и Риге. В 1912 г. был удостоен звания академика. Виноградов в 1916 - действительный член Академии художеств. Картины С.А.В. демонстрировались на выставках в Дюссельдорфе, Париже, Берлине, Мюнхене, Праге, Нью-Йорке, Риге. Автор пленэрных лирических пейзажей, известен как "певец русской усадьбы" ("В усадьбе осенью", 1907, Третьяковская галерея), а также интерьеров, портретов, картин из крестьянской жизни. В 1914-1917 гг. создавал патриотические плакаты на тему Первой мировой войны. В 1923 г. художник эмигрировал из Советской России, собирался устроиться в САСШ, но по совету своего друга, художника Н.Богданова-Бельского, остался в Латвии. Умер 5 февраля 1938 года в Риге, похоронен на Покровском кладбище. Современная Латвия тщательно хранит память о Виноградове - ввиду явного дефицита деятелей культуры такого калибра в истории страны. Памятник на его могиле был установлен в сентябре 1998 г. по инициативе рижского архитектора Рудольфа Кузнецова.

Подробнее о творчестве С.А.Виноградова  - в публикации "Импрессионист с Волги. Сергей Виноградов", там же в изобилии представлены репродукции его картин.

Возвращаемся к тексту мемуаров.

Collapse )

Breviarissimus

О Максе Гартмане и Марине Светловой

Изучение русских белоэмигрантских газет сродни складыванию мозаики. Здесь кусочек истории откроется, там осколок неизвестной информации сверкнёт. Мало-помалу выстраивается картина. Как правило, безо всякого хруста французской булки, скорее - на колких сухариках, объедках французского багета, подобранного в мусорном ведре, что стоит при дверях ресторана, где-нибудь на б-ре Осман. Изредка, впрочем, беженцы устраивались с некоторым комфортом. Как раз о таком случае - см. ниже.

Очередная просьба о разыскании родственников во Франции (газ."Возрождение", Париж, № 992 от 19 февраля 1928 г.).

Collapse )

Breviarissimus

О признаках врага

Дабы чистить себя под Сталиным, тьфу, Лениным соблюсти баланс и не съехать окончательно в булкохрустение, чему весьма способствует чтение правомонархических белоэмигрантских газеток, отхлебнул прессы страны Советов эпохи "угара". То есть 1937-1938 гг. По правде сказать, что баре в Парижу, что верные делу Коминтерна товарищи по степени накала маразма стоили друг друга. Вот так выбираешь издание почти академическое, печатный орган Ленинградского госуниверситета им.А.С.Бубнова "Ленинградский Университет", а там продолжение банкета: "чистки", самобичевание и прочие приметы террора, устроенного горцем для красных елитариев.

Жил-был такой Айрапетьянц Эрванд Шамирович (1906-1975), зав.кафедрой физиологии высшей нервной деятельности в ЛГУ (в составе "Физиологического института"). Вполне себе лояльный человечек, по молодости военным следователем по Туркестану за басмачами гонялся, потом в науку ушёл целиком, ученик А.Ухтомского. Птички, рыбки, ганглии. Краткая биография - здесь, достойнейший многонационал, как с картинки о торжестве пролетарского интернационализма в науке СССР. Ан в былинном 37-ом не токмо за дрозофилы и вытертую портретом Блюхера задницу сажали, а уж на парткоме пропесочить и за экзекуцию не держали - в миллиметр "отклонения от линии" дрючева знатного удостаивались.

Итак, перед нами "Ленинградский университет" № 14 (284) от 13 апреля 1937 года. Помоляся Клио, осторожно глянем внутрь.

Партком вуза заседает по 2-3 дня, прения в разгаре. Коли сам ректор М.С.Лазуркин обвинён уже в связях с "троцкистскими бандитами" (будет через неск.месяцев арестован и погибнет в самом начале следствия на допросе), то как же прочих интеллигентишек, дОцентов-прОцентов, вниманием обойти? Истерия накрученного сверху разоблачительства делает чтение сего издания занятием почти тошнотворным, но хлебать придётся - чай, надо же разобраться, каким кривым зеркалам айхисториан с тов.Пыхаловым молятся? Вот и доходим до очередной заметочки "С трибуны общеуниверситетского партийного собрания", где помимо описания оральной партбелиберды, видно как достаётся вышеупомянутому Э.Ш.Айрапетьянцу (см. скан). И за что, спрашивается? Внимание сталинодрочерамЪ: за "посещение квартиры врага народа". Двусмысленный оборот "связь с племянницей Рыкова" тоже вкусен и заборист, но хотя бы лежит в русле обыденного для 1937-го года следовательско-парткомного бреда... а вот безличное "посещение квартиры врага народа" - это шедевр. Что-то готическое, загадочное чудится в обвинении, "посетил дом пуст". Воображение дорисовывает картины в стиле "Крадущийся подъездом учОный армянин", и мир позднего М.А.Булгакова (нехорошая квартира, да) становится ближе, понятнее.

Обратным образом, остаётся лишённым ясности вопрос, как отдельные "любители садомазо-ретроспективы" могут восторгаться ... ладно бы направленностью репрессий, но их деталюшками, частностями. Пытаются, образно выражаясь, вычислить диаметр тоннеля до Коломбо, массу динамита, злодейски сокрытого бандой бухаринцев в Царь-пушке для подрыва вождя и т.п. С сурьёзными лицами вчитываются в сатанинское идиотничанье.

Breviarissimus

О Визировой-3

Кто чем выживал в эмиграции. Сцена мюзик-холла была не самым худшим местом из возможных вариантов для молодых девиц, оказавшихся вместе со своими родными апатридами в нищете и безнадёге. Плеваться брезгливо сквозь почти столетие, конечно, можно - но чем бы каждый из нас промышлял в такой ситуации, - Бог весть. Итак, единственное большое интервью с Т.А.Визировой в русской прессе тех лет. Было напечатано в "Иллюстрированной России", Париж, № 17 (519) от 20 апреля 1935 г. Канонические приемы интервьюирования "золушек", штампы в наличии, литературная правка речи героини очерка, придающая ей ходульность искусственность, стилистика сентиментализма "Каравана историй" и прочих бабских журналов; но за неимением лучшего источника - принимается к сведению. Иллюстрации (в случае если не указано иное) взяты из этой же публикации.

Collapse )

Breviarissimus

О музее ННГУ

Новости культурной жЫзни Нижнего Новгорода или "Вихри враждебные веют над нами"(С). Упромысливание овеществлённой памяти народной и всяческих объектов наследия совка соцкультбыта в частности, а такоже замена их (по мере начальнических сил) новомодными инсталляциями из дерьма и палок, стало доброй традицией нашего любимого Горького города. Появилась информация, что ректор ННГУ им.Лобачевского, Евгений "Время сейчас такое" Чупрунов упразднил науки музей университета. По результатам проверки Минкульта университетские товарищи предпочли не исправлять выявленные косяки, а ликвидировать практически все его подразделения. Чего мелочиться-то? Археологическое с этнографическим ушлют куда-то в Арзамас (вроде как), судьба зоологического вообще темна аки ночь над Кубой, но вишенкой на торте значится прекращение существования Нижегородской радиолаборатории (НРЛ), а там экспозиция в высшей степени уникальная, с личными вещами Бонч-Бруевича и Попова, сотнями раритетнейших экспонатов из истории радиотехники, известная во всём мире. ННГУ просто прекратит выплаты арендной платы за площади НРЛ на Верхне-Волжской набережной д.5 (а само здание давно уже не в собственности университета). Ужели музей науки на свалку сподобится? Ждём продолжения истории.