Category: транспорт

Breviarissimus

Об арзамасской трагедии

30 лет назад в Нижегородской области случилась одна из самых страшных техногенных катастроф столетия. Перевозившиеся с завода им.Свердлова в Дзержинске 120 тонн промышленной взрывчатки (в трёх вагонах находилось 30 тонн гексогена, 30 тонн инженерных шашек, 13 тысяч зарядов для нефтедобычи, 25 тонн аммонала, 5 тонн аммонита) взорвались и снесли половину города Арзамас. По официальным данным погиб 91 человек, 744 было ранено.



Взрыв в Арзамасе 4 июня 1988 года. Снимок сделан фотолюбителем Николаем Блошенковым.

Подробнейшая статья в "Медузе", посвящённая этой жуткой "аварии", настоятельно рекомендую к прочтению.
Без антисоветчины, взвешенная, достойный материал.

Collapse )

Breviarissimus

О сормовском лихаче

Изучая возможности работы с цифровым архивом Латвийской национальной библиотеки на предмет изданий русской эмиграции 20-30-ых гг, наткнулся случайно на публикацию более раннего периода, имеющую отношение к Нижнему Новгороду. Кроме того, удивительно само наличие информации по НН в таком, кхм, специфичном издании как "Rīgas Pilsētas Policijas Avīze" ("Ведомости Рижской городской полиции", оно же "Zeitung der Rigaschen Stadtpolizei").

Источник: "Rīgas Pilsētas Policijas Avīze", № 261 от 08 декабря 1902 г.


Трагический случай.

Ночью на 28 ноября из Сормово вышел в Нижний Новгород служебный поезд в составе одного вагона, в котором должен был возвратиться из города директор завода г.Мещерский. Поезд шёл под управлением машиниста, известного любителя быстрой езды. Так как никаких остановок в пути не было назначено, то поезд мчался с головокружительною быстротой. В это время из Кунавина ехали через Бурнаковку на легковом извозчике следующие лица: нижегородский мещанин П.Ф.Локтев, жена его и их знакомая Зайцева. Локтев сидел рядом с извозчиком, ехавшим на городских санках, а две женщины в санках. Существует предположение, что на переезде шлагбаум был закрыт и ехавшие сами открыли его. Едва только лошадь переехала через рельсы и не успела перетащить санки, как вдруг налетел мчавшийся на всех парах поезд и моментально перешиб санки на две части: одна осталась при лошади, а другая, задняя, была разбита вдребезги, причём обе женщины отброшены в сторону на несколько шагов. Каким-то чудом уцелели извозчик и седок Локтев, отделавшиеся только испугом. Женщины поплатились серьёзно. У Локтевой оказался пробитым правый висок и изуродована нога, так что она поднята была в бессознательном состоянии и в таком виде доставлена в больницу, где спустя час умерла. У Юлии Зайцевой ушибы легче, но также очень серьёзны.
М. В.


Упоминаемый в статье Мещерский Алексей Павлович - человек в нижегороцком краеведении известный. С 1896 по 1905 гг. он занимал должность директора-распорядителя акционерного общества железоделательных, сталелитейных и механических заводов "Сормово". Подробнее о "русском Форде", незаурядном производственнике и организаторе, которого сам вождь мирового пролетарьята, В.И.Ленин, в сердцах именовал "архижуликом", можно прочитать здесь.

Любопытнее другое. Во первых, мы узнали, что у директора Сормовского завода был личный "служебный поезд", на коем он ездил в Нижний. Скорее всего, это был какой-то комфортабельный вариант мотодрезины - вряд ли его таскал отдельный локомотив. Хотя, опять же, историки транспорта в этих вопросах более компетентны, им и карты в руки. Второй возникающий вопрос - где именно произошла авария, применительно к сегодняшней карте Нижнего - решается довольно просто.

Collapse )

Breviarissimus

О турке и лишениях пармезановых: Салтыков-Щедрин пророчествует

Читаем бессмертного классика. 1878 год на дворе, а как современно звучит!
("болдом" выделил самую прелесть)

М.Е.Салтыков-Щедрин. "В среде умеренности и аккуратности. Отголоски. III. Тряпичкины-очевидцы."

"Как и следовало ожидать, настроение нашего вагона было отличное. Пассажиры были точно на подбор, молодец к молодцу! Все имели вид уверенный, бодрый, и как только прошли первые минуты обычной суматохи усаживания, так тотчас же, разумеется, выступил на сцену животрепещущий восточный вопрос. Насчет участи, ожидающей турок, судили разно, но замечательно, что ни в ком не было ни тени колебания или сомнения; напротив того, всех воодушевляла твердая решимость не полагать оружия до тех пор, пока самое имя Турции существует на карте Европы. Никому из нас лично не приходилось участвовать в военных действиях, но тем не менее большинство высказывало такую отвагу, что я без труда понял, чего можно бы было ожидать от этих людей, если бы их не стесняли пределы вагона, подобно тому как меня стесняют пределы газетной статьи. Многие буквально рвались на поле битвы. Например, один почтенный мещанин (он содержит в Углицком уезде питейный дом и мелочную лавку) сказал мне:
- Кажется, пусти меня теперича в стражение, так я один десяти туркам-чуркам головы поснесу!
А сидевший тут же поблизости духовный пастырь, движимый похвальным соревнованием, присовокупил:
- Духовно мы, сударь, давно уж за Дунаем, а некоторые даже и далее.
Разумеется, я охотно воспользовался этим случаем, чтоб вступить в собеседование.
- Так за чем же дело стало? - спросил я.
- А за тем и стало, что дома своих делов много, - ответил мещанин.

... кто-то в углу вагона крикнул:
- Что долго разговаривать! идем все против турка - и сказ весь!
Что произошло в эту минуту - я не берусь описать. Представьте себе поезд, несущийся на всех парах, представьте грохот колес, тяжелое дыхание паровоза - и что ж? даже всего этого оказалось недостаточным, чтоб заглушить гул
наших голосов, слившихся в одном общем чувстве!.. Да, нужно иметь перо Немировича-Данченко, чтоб передать эту картину! все поздравляли друг друга, обнимались, целовались, а одна старушка, сидя в углу, тихо плакала.

... Часов в одиннадцать началось в вагоне другого рода движение: пассажиры принялись разгружать свои дорожные мешки и вынимать из них всевозможную провизию. Опять прекрасная бытовая картина, но на этот раз уже совершенно мирного свойства. Не видно ни пармезанов, ни анчоусов, ни гомаров, ничего такого, что напоминало бы утонченности иноземной гастрономии. Русский человек понимает, что теперь не такая минута, когда следовало бы поощрять ввозную торговлю. Но зато на всех коленях вы заметите рыжеватую паюсную икру, нашу родную углицкую колбасу и в особенном изобилии печеные яйца. Во всех углах слышится деятельная работа зубов, на всех лицах написано неподдельное удовольствие, которое, в настоящем случае, тем более законно, что все эти припасы суть результат усидчивого труда."


Читаю и плачу. Верно" выразился в своё время К.Крылов про автора "Истории одного города": "скорпионий талант". Другое дело, что крыловские обвинения в адрес сатирика XIX века ("сглазил", мол, Расеюшку на веки вечные, гадёныш змееустый) кажутся мне нелепыми, словно бы русский националист ревнует остроте ума и наблюдательности/прозорливости щедринской. Ты попробуй напиши так, чтобы и через 140 лет текстик злободневность сохранял. Даже про лишение россиян "гомаров" и пармезану провидел, умище какой!
Breviarissimus

О конголезских нравах глазами русского эмигранта: год 1925-ый

Ранее я уже размещал публикацию, посвященную житью-бытью русских медиков на французской службе в Дагомее. теперь вниманию почтеннейшей публики предлагаются путевые заметки русского беженца, устроившегося на работу в Бельгийском Конго. Человек добирается до места службы и записывает впечатления в путевой дневник. Автор неизвестен, но судя по тому, что газета "Возрождение" (№ 163 от 12 ноября 1925 г.) делает ссылку на №№ 8-10 "Вестника Галлиполийцев" от того же года, выходившего в Софии и являвшегося печатным органом Союза Галлиполийцев в Болгарии (руководитель - генерал-майор М.М.Зинкевич), респондент был завербован Африку из этой балканской страны, причём едет он в сопровождении агента нанимающей стороны. Кроме того, можно предположить, что автор не имеет инженерного или иного технического образования (см. в тексте: "После этого, один из пассажиров, инженер, сел на паровоз и дело пошло лучше."), а потому, скорее всего, едет на конголезские рудники исполнять должность надсмотрщика - в те годы европейцы там были активно востребованы именно в качестве "младшего командного состава" над негритянской рабочей силой. Платили им очень серьёзные деньги по европейским меркам, но приспособиться к экваториальному климату удавалось лишь малой части завербованных белых.

Записки совершенно шедевриальные в смысле той наивной неполиткорректности, за которую нынче в Евросоюзе и посадить могут. Простецкие обычаи колонии, затерянной далеко от цивилизованного мира: негры везде и всюду раздолбайство на железной дороге сквозь джунгли, лютая дороговизна, русский боцман, учащий чёрных "морячков" нагайкой, и прочая будничная экзотика во владениях бельгийского короля Альберта I. С удовольствием читал, чего и вам желаю.

Collapse )

Breviarissimus

О начале строительства ж/д линии Арзамас - Нижний Новгород

В "Нижегородских губернских ведомостях", № 17 от 19 апреля 1900 года попалась на глаза заметка о начале строительства железнодорожной ветки между Нижним и Арзамасом. Конечным её пунктом должен был стать Ромодановский вокзал (ныне ветка оканчивается на ост. пункте "Мыза"("Проспект Гагарина")), великолепно отреставрированное здание которого ныне принадлежит фирме "Новакард". Информацию по истории вокзала и строительству указанной железной дороги в пределах НН, а также увидеть старинные фотографии можно здесь и здесь.

Статейка в НГВ любопытна тем, что дает представление о планировавшихся первоначально сроках открытия движения: "Общество (имеется в виду акционерное "Общество Московско-Казанской железной дороги" - прим. breviarissimus) предполагает открыть движение по этой линии в нынешнем же году, может быть даже к ярмарке". Но известно, что движение от Нижнего Новгорода до узловой станции Ромоданово (затем Тимирязево или Красный узел, в нынешней Мордовии) было открыто только в 1902 году - строительство пути вдоль обрывистого склона берега Оки оказалось нетривиальной инженерной задачей.

Кроме того, небезынтересны цифры компенсации, которые городская власть получила от железнодорожников в компенсацию за 11 снесенных под строительство соляных амбаров - 50 000 рублей. Скромная сумма, даже исходя из того, что это наверняка были некапитальные строения. Притом, градоначальники планировали выручить дополнительные средства от предоставления места на противоположном берегу р.Оки тем купцам, лабазы которых также попадали в зону застройки - Лазареву, Шувалову и др. Маленькая загадка: в заметке говорится об этом буквально следующее: "... город предполагает отвести владельцам частных соляных амбаров места на той стороне Оки, на месте бывших Катызов ...". Честно говоря, теряюсь в догадках - что скрывается под нижегородским топонимом "Катызы"?

Collapse )